Wombat Goes Walkabout

Конкурсное стихотворение и его переводы

Wombat Goes Walkabout Перевод Анастасии Прокопьевой (РП101) и Ильи Варламенко (Р092) Перевод Арины Шабановой и Ивана Алехина (РП113)

A hungry wombat smelt some food
And ran and ran and ran.
He dug right under airport fence,
As only wombats can.

He bounded up an Airbus steps
And took a look around.
He ripped the boxes into bits
And scoffed all mushrooms found.

He ate until his belly had
No room for any more.
Then flopped inside an empty box
And soon began to snore.

He never heard the captain come,
Or how the engines roared.
Nor felt the aircraft climbing up
As through the air it soared.

When plane touched down in Russia
With wombat fast asleep.
Vet stuck a needle in its bum
- It never made a peep!

The wombat hated quarantine
He wanted to be out.
Cage rattled like a tambourine,
He hissed and kicked about.

The vet had one solution
To stop it in full flight;
He opened all the curtains
And switched on every light.

The wombat just would not behave,
Was naughty every day.
The vet said hairy `pest´ must go,
Much better far away.

Nanny Tanya has a dacha,
But doesn't live alone.
She shares her house with yetis,
They love ´Babushka´s´ home.

She hoped to sell some berry jam
And cakes that she'd home-made.
Some carrots and potatoes,
She'd dug up with a spade.

She drove her Skoda into town,
A yeti at her side.
Two yetis hiding in the back
Coz yetis love to hide.

Poster
Would you like a gift for free?
If so, please call the vet.
We've found a crazy wombat,
This fat thing´s such a pest!

When Nanny saw the advert
She rang the vet at once.
And begged him let her take it home
- He thought she was a dunce!

See, Nanny has a problem;
She squints without her specs.
Convinced the free gift was a pet,
Instead the sign read pest!

When she was handed wombat
He was a dozing heap.
'I can't believe my eyes,' she said,
'That you are mine to keep!'

When wombat opened up his eyes
He had a great surprise;
Some yetis reading Chekhov,
Some doing exercise.

Some picking ripe red berries,
One thrashing on the drums,
One watching over Shashleek,
Some young hip-hopping mums.

While in a clump of silver birch
Tanya´s hands were mucky.
She filled three buckets to their rims
With the freshest fungi.

The yetis named him Tonka
Just like the toys so tough.
He loved to join in games with them,
Sometimes he was too rough.

When all the yetis were in bed
The wombat ventured out.
He´d waited ´til the moon appeared
To start his mooch about.

He met a badger scaring cats
An owl perched in a tree.
A hedgehog wandered up and down,
While Tonka scratched his fleas.

The wombat loved new habitat
And quickly settled in.
Teeth nibbled roots and grasses ´til
He´d sampled everything.

But Tonka was destructive,
He tunnelled underground.
Then chewed up all the flowerbed,
And left square poos around!

The mushrooms became favourites,
Adored the fawns and whites.
He stayed away from red-capped ones,
Smelt danger at first sight.

Sign
Just humans are allowed inside
By Order of The Wife,
And if I find your paw prints here
I'll chase you with my knife!

One day Nan baked some home-made pie,
Tonka´s eyes went hazy.
He ran straight at the Keep Out sign
- When hungry he goes crazy.

He smashed the back door into bits
It opened with a thud,
His paws scooped up the still-warm crust
Adorned with grass and mud.


The din woke Tanya from her nap,
She caught him tucking in,
And grabbed him by his chubby neck
Then chucked him in the bin!

`You naughty wombat get out
And don't come back again!
To you my kitchen's out of bounds
So go back to your pen!´

Hurt Tonka sloped away and sulked
And soon began to cry.
`If Nanny doesn´t want me
It´s time to say goodbye.´

The yetis tracked him high and low
Around the woods they foraged.
They found poor Tonka sobbing
Like a snuffling porridge.

Yetis:
`Hey Tonka, come on, get up,
Instead of crying there!
Why are you lying on your back
With feet stuck in the air?´

Reply, but still sniffling:
`In daylight I´m inactive,
Because your world´s too bright.
When moon comes out I walkabout,
Your daytime is my night.´

The yetis huddled in a group
Deciding what to do.
`Oh please come back to Nanny´s house
We´re all missing you?´

They walked him back home to his pen,
Soon he began to grin.
Nan gave him tons of kisses, hugs
And helped to tuck him in.

Soon autumn came and quickly passed
Dry leaves fell on the ground.
Then one night when the moon stayed hid
First snowflakes swirled around.

He sheltered in his outdoor pen,
He´d never felt so cold.
A yeti saw him shivering
And Nanny Tanya told.

She got out all her balls of wool,
Sat down to sew and knit.
Soon fashioned mittens and a coat
That was a perfect fit.

Fleece coat combats the Russian cold;
Ushanka fits his head.
And under central heating ducts
Is where he's dug his bed.

But Tonka´s still destructive
(And sometimes yetis too).
Yet Nanny Tanya loves them all
No matter what they do!

© David Leslie Urion 28th October 2013

Учуял вомбат запах
Еды и побежал.
И под забором аэропорта
Дыру он прокопал.

Влез на ступеньки самолёта
И посмотрел вокруг.
Порвал коробки в клочья,
Грибы все слопал вдруг.

Всё съел он подчистую,
Животик свой набил.
Залез пустой он ящик -
И сон его сморил.

Конечно, он не слышал,
Что капитан пришёл.
Мотор взревел – на взлёт
Вдруг самолёт пошёл.

В России приземлились,
А вомбат крепко спал.
Укол ветеринар поставил –
Он даже не пищал!

Очнулся вомбат в клетке -
И захотел сбежать.
Начал шипеть и клеткой
Как бубном грохотать.

Угомонить нахала
Ветеринар решил.
Все шторы он раздвинул
И свет везде включил.

Вредитель вёл себя ужасно,
И каждый день шалил.
Ветеринар велел ему убраться,
Чтоб больше не чудил.

На даче с няней Таней
Друзья йети живут.
Она всё с ними делит,
Они бабулю чтут.

Решила няня Таня
Продать свой урожай:
Морковку и картошку,
Варенье, чтоб пить чай.

И в город на машине
Поехала она.
Йети назад забрались,
Проворно, как всегда.

Объявление
«Хочешь питомца бесплатно, житель?
Тогда ветеринару звони:
Этот толстый вомбат – вредитель!
Мы зверька в самолёте нашли».

Увидев объявление,
Скорей Таня звонит.
Отдать зверька ей просит,
Хоть врач и с толку сбит.

Слаба бабуля зрением,
Не видит без очков:
«Вредитель» стал «питомцем» -
Ну что за игра слов!

Отдали ей «питомца»
(Он в это время спал).
«Не верю я, - сказала Таня, -
Что ты моим вдруг стал!»

Когда проснулся вомбат,
Был удивлён весьма:
Читали йети Чехова,
Носясь туда-сюда.

Ягоды спелые рвали,
Шашлык дымящийся жевали,
По барабанам колотили,
А после хоровод водили.

Собрала няня Таня
Тем временем грибы,
В тени берёзок белых
Набрав корзинки три.

Его назвали Тонкой
За резвый, буйный нрав.
Любил играть он с йети,
Хоть часто был неправ.

Но вот уснули йети,
Лишь Тонке не до сна –
Ему б в лесу побегать,
Когда взойдёт луна.

Барсук его там встретил,
Совы раздался вздох.
И ёжику он выскреб
Из шёрстки старых блох.

И вот в восторге вомбат –
Он любит этот лес.
Грызёт траву и корни,
Пока всё тут не съест.

Он тот ещё проказник –
Прорыл подземный ход,
Сжевал цветы на клумбе
И скрылся без забот!

Всего любил он больше
Поесть в лесу грибы.
Не ел лишь мухоморов –
Они весьма вредны.

Запрет.
«Нельзя на кухню всем вам, –
Твердила Таня зря. –
Коль здесь я вас увижу,
Пеняйте на себя!»

Пирог испекла Таня –
И Тонки взор горит.
Вот мчится он на кухню
Унять свой аппетит.

Ему дверь – не преграда.
Издав победный вой,
Схватил пирог он лапой,
Запачканной травой.

Проснулась сразу Таня.
Из лап вырвав пирог,
Схватила крепко Тонку
И бросила в мешок.

«Ты глупый, грязный вомбат,
Беги отсюда прочь!
Что здесь тебе нельзя быть,
Мне повторять невмочь».

Ушёл из кухни Тонка,
И плачет в три ручья:
«Что ж, если мне не рады,
Уйду отсюда я».

Его настигли йети,
В лесу взяв Тонки след.
Под елью плакал вомбат
От пережитых бед.

Йети:
«Уймись же, бедный Тонка.
Вставай, развеселись!
Зачем лежишь так долго,
Закинув лапы ввысь?»

Отвечает, всё ещё всхлипывая:
«Свет солнца слишком ярок –
Я днём могу лишь спать.
Гулять люблю я ночью,
Чтоб вам не помешать».

Собрались в кучку йети,
И думают, как быть:
«Вернись к нам, мы не можем
Тебя совсем забыть».

И вот бежит домой он
С улыбкой до ушей.
Спешит навстречу Таня,
Чтобы обнять скорей.

Пришла и скрылась осень –
Её не долог век.
А скоро лунной ночью
Пошёл и первый снег.

Замёрз несчастный Тонка
И спрятался в загон.
Его нашли там йети:
Дрожал и плакал он.

Клубок достала Таня
И начала вязать
Шубку и рукавички,
Чтоб Тонку согревать.

Тепло в ушанке, шубке
И варежках зимой.
И рядом с батареей
Ночует наш герой.

Он тот ещё проказник
(И йети с ним шалят).
Но няня Таня любит
Своих родных зверят. 

Голодный Вомбат почуял еду
И побежал на свою же беду.
Под забором пролез и в аэропорт
Попал он так быстро, как только бы смог.

Он по ступенькам пробрался на борт,
Хорошо осмотрелся в преддверье забот,
Порвал все коробки вокруг на кусочки
И слопал мгновенно чьи-то грибочки.

Он ел до отвала, набил свой животик,
Вылизал лапки и маленький ротик,
Свернулся клубочком в коробке пустой
И провалился в сладкий покой.

Он не услышал приход капитана
И то, как турбины завыли упрямо.
Вомбат и взлета совсем не почувствовал-
Проспал весь полет и сны видел вкусные.

Самолет приземлился в России морозной,
Проснулся наш Вомбат слишком уж поздно.
Вонзил ему врач иголку под лапку-
Зверушка не пискнул. Уснул опять сладко.

Но взаперти Вомбат жить не хотел,
У него ведь снаружи достаточно дел.
Вомбат шипел и совсем обезумел-
Клетка тряслась как будто бы бубен.

Ветеринар быстро принял решенье,
Убежал со всех ног, отперев заграждение,
Все занавески тот час же открыл,
Каждую лампочку в доме включил.

Вомбат порядочным быть не хотел,
Безобразничал сильно, рычал и шипел.
Не выдержав, доктор вскричал: «Уходи!
Чем дальше, тем лучше, вредитель, беги!»

А вот тетя Таня и дача ее.
Она далеко не одна в ней живет:
Милые Йети делят с ней дом,
Им очень-очень нравится в нем.

Тетя Таня решила продать все варенье
И самое лучшее домашнее печенье,
Морковку, картошку богатую йодом,
Что выросла летом в ее огороде.

На «Шкоде» Татьяна в город помчала,
А вместе с ней Йети, чтоб не скучала.
Спрятались Йети за спинкой сидения,
Ведь «прятки» - любимое их развлечение.

Постер
Дружок, не желаешь подарка задаром?
Скорей же звони ты ветеринару!
Вомбата мы нашли полоумного,
Толстый зверек, что вредит до абсурдного.

Тётя прочла объявление о нем,
И тут же врача набрала телефон.
Молила отдать ей чудо-зверька,
На что доктор невольно покрутил у виска.

Но не все же так просто. У тети беда
Без очков косоглазит она иногда.
Поэтому было ей невдомек,
Что Вомбат и был тот самый зверек.

Тетя пришла за питомцем своим.
Он как котенок пушист был и мил.
«Не могу я поверить своим же глазам!»:
Вскликнула Тетя, дав волю слезам.

Вомбат очнулся и был удивлен:
Забавные Йети делили с ним дом,
Один был поклонником Чеховских пьес,
Другой же усердно прорабатывал пресс.

Кто-то собирал ягоду алую спелую,
Кто-то в барабаны лапами бил неумелыми,
Кто-то готовил к столу барбекю,
А детки играли в пятнашки в саду.

Собирала грибы пока Тетя Таня.
В березовой роще их ни много ни мало
Набралось три корзинки, от дна и до края.
Запачкала руки милая Таня.

Вомбата Йети Тонкой назвали
В честь тех игрушек, что им как-то давали.
Вомбату нравилось с ними играть,
Но иногда был он груб, как не сказать.

Стоило Йети прыгнуть в постели,
Вомбат ушел гулять поскорее.
Дождался он лунного белого света
И сразу же рыскать принялся где-то.

Он в темном лесу повстречал Барсука,
Тот сов задирал и чьего-то кота,
Ежик колючий по норкам метался,
А Тонка от блох очень сильно чесался.

Новое место ему приглянулось,
Он быстро прижился, ничуть не волнуясь.
Зубами он грыз корешки и траву.
В общем, все, что встречалось съестного ему.

Однако вредителем он все же был:
Тоннель прокопал под землею и выл,
Съел все цветы, клумбы взрыл аккуратные
И всюду оставил по кучке квадратной он.

Грибы ему, кстати, пришлись по душе.
Белые, рыжие, оленьи - в двойне.
Красные лишь он не трогал совсем,
Чуял опасность в них, вот и не ел.

Знак
«Это можно только людям»-
Указ жены гласил у блюда.
Лишь найду твои следы,
Милый друг, скорей беги.

Тетя однажды пирог испекла
И сразу же Тонка, позабыв про дела,
На знак «берегись» полетел прямиком,
В миг перестав, быть разумным зверьком.

Заднюю дверь разорвал на клочки,
Глухо открыла, бедняжка, замки,
Тонко пирог прямо лапками взял,
Которые грязью в саду замарал.

Грохот Татьяну пробудил ото сна,
За лакомством вора уличила она,
За пухлую щечку зверка ухватив,
К корзине швырнула, и там он притих.

«Вомбат мерзкий, убирайся!
Не пущу назад. Не возвращайся!
Для тебя моя кухня теперь под замком,
Беги в свою будку! Покинь же мой дом!»

Обиженный Тонка пошел по дорожке,
От слез стали мокрыми пухлые щечки.
«Если не нужным я Тетушке стал,
Видно прощания час все ж настал.»

Йети за ним по пятами побежали,
В лесу бедолагу они повстречали.
Всхлипывал Тонка, и слезки текли,
Как каша раскис. Зверька довели.

«Эй, Тонка, вставай! Поднимайся на ножки!
Хватит слезами топить тут дорожки,
Хватит лежать на мохнатой спине,
Слезами никак не поможешь беде».

Ответил им Тонка, всхлипнув лишь разок:
«Знайте, я днем безопасный зверек,
Яркий ваш мир для меня чересчур.
Но стоит пролиться лунному свету,
Как уже приключений ищу до рассвета.»

Йети задумались, как же им быть,
Какими путями проблему решить.
«А может тебе вместе с нами вернуться?
Все мы успели порядком соскучиться»

Так Тонка пришел снова в будку свою,
Вскоре улыбка вернулась к нему.
Тетя его как дитя целовала,
Одеяло ночами ему поправляла.

Вскоре красавица-осень настала,
Листья цветные вокруг разбросала,
А однажды Луна не взошла в небеса,
Так наступила старушка-зима.

Вомбат запрятался в ветхую будку,
Впервые ему было холодно жутко,
Йети увидели, как он дрожит,
И тете решили скорей доложить.

Она отыскала шерсти лоскуты,
И сшила из них шапку и куртку,
Они идеально зверьку подошли,
Никто не умеет больше так шить.

Новая шубка мороз победит,
А ушанка так мило на головке сидит,
Вомбат еще откопал себе норку
Под старой трубой у центрального блока.

Да, Тонка может слегка нашалить,
Но что-то и Йети ведь могут разбить,
Любит их Таня, как ни крути,
И какими бы ни были их косяки.